Классная мочиловка a la Гомер

классная мочиловка а la Гомер

Злючка

Курилка ЦИТ - форума

Их было трое: Брэд Пит, Эрик Бана и Леголас.

(Из размышлений по поводу названия фильма «Троя»)


А почему бы мне не сходить на «Трою»? – неожиданно ворвалась в мою голову дерзкая мысль. Проведя предварительную артподготовку в виде чтения противоречивых рецензий, я выяснила что, ради этого фильма Вольфганг Петерсен – о, постигшее всех нас великое счастье! - отказался от предложенного проекта «Бэтмен против Супермена»! И вообще, как сказал сам режиссер , Гомер там отдыхает! Заключительным аккордом, придавшим уверенность моему начинанию, стало имя задействованного в фильме блондинистого стервеца с обворожительной улыбкой Джо Блэка – Бреда Пита. Не утерпела – таки пошла. К тому же мне было страшно интересно, где же все-таки отдыхает Гомер.

И было кино. И кино было «Троя». И был там Брэд Питт – непокорный грубиян Ахиллес. И алкал он славы, ибо был он великий американский супермен, воин и немножко бабник. И был там Эрик Бана – герой-Гектор. И был он до неприличия безупречен и добр. И светился нимб святости над его чернявыми кудрями.
И был там Леголас Орландо Блум. И был он худ, черноволос, что не мешало ему быть бабником и трусом. Но потом перестал он быть трусом, а, наоборот, сделался метким стрелком и в нужный момент поразил великого Ахиллеса в уязвимую пятку.
И немножко была там Дайана Крюгер – миловидная Елена с боевой раскраской вокруг глаз. И не смогла Елена устоять против сексуальной худощавости Леголаса, отдалась ему, нарушив священные узы греческого брака, и позволила умыкнуть себя в далекую страну Трою.
И были там Менелай с Агамемноном, первым из которых двигала жажда мести, а вторым – жажда власти. И, нарисовав себе побольше кораблей и воинов, чтобы устрашить противника, пошли они войной на Трою.
И была там чернявая троянская царевна Брисеида. И была она невинна, ибо посвятила себя служению богу Аполлону. Но исправил это Ахиллес, отрубив Аполлону золотую голову и разделив с царевной ложе.
И убил герой-Гектор брата героя-Ахилла. И бились Брэд Питт с Эриком Бана на мечах под неприступными стенами осажденного города. И бились они красиво. И сняли для этого не одну сотню дублей. И разящим мечом сразил герой-Ахилл героя-Гектора. И смотрели на них Елена с Леголасом. И плакали они слезами. И не смывали эти слезы водостойкую тушь с прекрасных глаз Елены.
И был там Одиссей - Боромир. Был он почти незаметным, но хитрым. И придумал он коня, который погубил неприступный город Трою. И встретил уязвимой античной пяткой на компьютерно - измененной ноге вражью пулю великий воин Ахиллес. И умирал он долго и красиво на зеленой лужайке внутри горящего города Троя. И перед смертью сказал слова умные и правильные. И было чувство, что, отказавшись от экранизации одних комиксов, Вольфганг Петерсен снял другие...

В общем, как выяснилось в процессе просмотра, Гомер отдыхал практически на протяжении всего фильма, оставив Вольфгангу Петерсену площадку для буйства фантазии и самовыражения. И уж в выборе выражений Петерсен не постеснялся! Выражался он часто, а посему не будем утомлять читателя скрупулезным перечислением всех режиссерских находок, равно как и анализом актерской игры (хотя Орландо Блум и семь раз выдвигавшийся на Оскара Питер О’Тул были просто великолепны). Отметим главное из того, что сделал этот гений кинематографа. Он удалил из сценария всех богов напрочь, чтобы не засорять эфир божественными дрязгами, мошенничествами и интригами. В конце-концов, Петерсена можно понять: не в богах счастье. Счастье в славе. Именно она, поганка, толкает честолюбивых мужей сносить друг другу головы и подставлять свои хрупкие смертные тела под удары идеологически чуждых воинов.

Нет, вы не подумайте, что незыблемость гомеровского текста для меня превыше всего – все мои попытки прочитать «Илиаду» Гомера неизменно терпели крах, потому я даже благодарна режиссеру за отсутствие в фильме бесконечных споров, проистекавших между небожителями и продолжавшихся десять лет. Хотя, конечно, кое-где не мешало бы и прояснить ситуацию. Например, почему же Ахилл оказался таким великим и непобедимым воином и почему он погиб, получив стрелу в пятку: что это, судьба героя или Леголас попал в пятку случайно, а герой помер, потому что нечего было уже ловить? Если же Леголас-Парис не промахнулся, а намеренно целился именно туда, куда попал, то откуда он знает, что целиться надо было именно туда? И откуда в пустыне (а именно там, судя по пейзажам, происходили события) столько горючего материала, чтобы устроить такое количество погребальных костров? Не иначе, как нефтяные источники (не в них ли кроется истинная причина войны?) – не могли же греки пожечь весь свой нарисованный флот! Нет, я, конечно, понимаю, что на морском побережье не может быть пустыни. Но ведь ни одного кустика не показали – сплошной песок и камни!

Впрочем, и это не главное. Фильм, несмотря на явные режиссерские недоработки, смотрелся на одном дыхании. Разочарование пришло внезапно. Вместе с титрами. Как результат несоответствия заявленного исторического эпоса реально получившемуся боевику на древнегреческой почве. Получилась крутая американская мочиловка: супергерой, супергеройская красавица-женщина, плохой и хороший цари, трус, впоследствии осознавший и искупивший, и где-то между ними обреченный полуподлец-полугерой. В общем, как в трагедиях Шекспира – куча трупов, море крови. И всё. И непонятно, для чего фильм. Для того чтобы авторам-создателям и спонсорам было что кушать? А вообще, на мой взгляд, негуманно как-то сравнивать «Илиаду» Гомера с «Троей» Вольфганга Петерсона – это, как говорится, две большие разницы. Первое произведение – истинно культурно-греческое, второе – окультурено-американское. Общее – это набор действующих лиц и историческое событие. И все. На этом сходство заканчивается. Первое – Троянская война греческой истории, второе – американская буря в пустыне.





Copyright © БРЭД ПИТТ: вчера, сегодня, завтра... 2004-2023
При использовании материалов сайта, ссылка на источник обязательна

      Брэд Питт: вчера, сегодня, завтра...